III действие «Фоно-Пьесы», показанной в театре «Встреча» (г. Кемерово) 18 декабря 2010 г., – выступление электро-поэтического дуэта «Части Тела».

Степан Качалин – голос, текст
Макс Сушков – музыка, программирование

VJ’ing – Борис Афанасьев

Программа «Акта Тела» получилась следующая:

1. Intro / Не подходи к окну  [8:46]
2. Красные башмачки [v.]  [7:33]
3. Я потерял комнату (Странный Аттрактор)  [10:03]
4. На берегу  [8:46]
5. Части Тела  [6:05]
6. Потерянные Поля  [7:58]
7. Amore Апноэ  [9:38]

[названия – по большей части рабочие]

#1. Intro / Не подходи к окну

#2. Красные башмачки [v.]

#3. Я потерял комнату (Странный Аттрактор)

#4. На берегу

#5. Части Тела

#6. Потерянные Поля

#7. Amore Апноэ

[текущие впечатления]

Я не бывал на концертах «Частей» с мая месяца, когда случилась «ночь в музее», т.е. ArtPromNight. Возможно, я что-то пропустил, но, как кажется, в этот раз новых песен было довольно много. Во всяком случае, большее из того, что игралось, я слышал впервые – не считая неувядающего хита «Части Тела» и двух очень сильно мутировавших со времени их премьеры номеров – «Я потерял комнату (Странный Аттрактор)» (про сверкающие тени пели ещё Mutter Unzer) и «Потерянные Поля».

«Части» заметно растут… В то же время, мне показалось, что в отдельных случаях («Не подходи к окну», «Красные башмачки») их фирменная некрофилически-спектральная тематика становится всё более нарочитой. Впрочем, возможно, такое самоотстранение есть не что иное как неизбежная фаза роста.

Потусторонние тени и тени потусторонних теней всё более явственным образом включаются в некие подобия «историй» – хотя собственно с «нарочитостью» это связано далеко не всегда. И тут особо хочется отметить «Потерянные Поля». Если не ошибаюсь, то первую версию этой песни я слышал в прошлом феврале на концерте в НииКуда в Новосибирске. Теперь же этот прежде представлявшийся весьма фрагментарным текст составляет какой-то невероятный по своей геометрии «рассказ» – я бы сказал, с двойным дном, – т.е. с дном сверху и снизу разом.

Тексты, как всегда, насыщены разнообразными явными и неявными цитатами, полуцитатами и отсылками (особенно «Красные башмачки»: здесь и «Доктор доктор помогите, красотки носят ботинки…», и встреча зонтика со швейной машинкой и т.д.). Степан вообще умеет замечательно цитировать, и находить связи…

Более всего меня затронула новая морская постчеловеческая песня «На берегу»:

мои пути лежат вниз
мои плечи окутаны пенной гривой

посмертно разбухнуть
и раствориться приятней,
чем вечно дрейфовать на волнах чёрного залива…

Привет выброшенной на сушу Майе [ведь «На берегу» – это, фактически, «At Land»] – и, опять же, врагу рода человеческого и любителю океанических глубин Мальдорору.

Ещё, конечно же, потряс неожиданный «боевик» под занавес – песенка про предел, задыхание и любовь с визуально занимательным именем «Amore Апноэ».

В общем, спасибо…

===============

О «Частях» написал ещё кое-что тут. Цитирую содержательную часть:

Я рискую оказаться предвзятым, к тому же, я не обладаю здесь достаточно широким кругозором – но я не знаю ни одного современного русскоязычного коллектива с текстами хотя бы аналогичными по силе и характеру воздействия.

[это объективно, кажется]

Тексты, конечно же, весьма специфичны. Помнится, я уже говорил когда-то, что они «почти мистические» – но с какой-то убийственной анатомической метафорой в подкладе. Выверенные, взвешенные, чёткие, отстранённые и безжалостные. Они населены разнообразными сумеречными фигурами не-жизни. Они затрагивают издалека и вместе с тем как бы изнутри. Да, и «сцену любовного спектакля здесь ставит смерть».

Музыкально «Части Тела» это несколько сумрачный и тревожный «synth-pop» (пока не могу подобрать более подходящей стилистической характеристики – хотя, конечно, можно было бы отделаться чем-то неопределённым наподобие «abstract»). Их музыка воспринимается довольно легко – у «Частей» есть много номеров вполне себе для танцев. Однако вместе с текстами всё это образует эдакое разрывоопасное сочетание: музыка задаёт подходящий контекст расчленения, в котором слова становятся прикосновениями не-жизни.

«Части Тела» не играют в какой-либо стиль, они вполне своеобычны. Тем не менее, можно легко указать те множественные источники, от которых они питаются. Это, в частности, разного рода маргинальная «проклятая» поэзия. Чуть ли не первое, что здесь приходит на ум – это «неортодоксальный» сюрреализм, или же то, чем сюрреализм «как таковой» должен был бы быть. А первейшая музыкальная аналогия – это Coil, но именно по настрою и атмосфере, т.к. по музыке «Части» – совсем другое.

Наконец, то, что делают «Части Тела», оказывается будто бы вне привычного сегодняшнего музыкального или художественного контекста. Но, как мне представляется, именно такие вещи как раз и являются самым верным выражением «настоящего», образуя те локальные пространства, в которых только и может случиться какое-то «сегодня».

В общем, highly recommended.

=============

stropov film, 2011

  1. markvart

    Спасибо, Максим!)
    кстати, а идея сделать монтаж с двух или трех камер.. не будем замарачиваться?))

    Ответить
    • stropov

      если есть желание, то можно попробовать.
      тут было бы неплохо произвести также какие-то манипуляции со звуком — он сильно перегружен.

      Ответить
      • markvart

        Да, можно но позже видимо. Кстати Марьяна с другой стороны снимала там звук лучше был, так как карявая колонка с твоей была. Но по моему тоже перегружен.

  2. vikesha

    нужно записывать этот альбом!
    Части тела,мы любим вас!___)))))

    Ответить
  3. «MitrofAn» | vovne

    […] Руслан Данилевский («Pandateen»), Степан Качалин («Части Тела»), Михаил Багаев («Plane Passenger»), Александр Папин […]

    Ответить

Оставить комментарий

Ваша почта не будет опубликована